Искусство Средневековья — гигантский «Ковёр Апокалипсиса»

Большое французское путешествие приобретает форму рассказов и статей. Огромный гобелен — ковёр Апокалипсиса в Анже, производит сильнейшее впечатление. Сильнее, чем множество прекрасных замков и художественных музеев. Шедевр средневекового ткачества поражает художественным достоинством сюжетов, числом сцен, проработкой мельчайших деталей, красками шерстяной нити, наконец,  размерами. Высоким эстетическим чувствам способствует обстановка зала, где его показывают. Именно в это трагическое время Людовик Анжуйский заказал создание одного из самых выдающихся произведений искусства Средневековья — гигантского «Ковра Апокалипсиса» высотой 5 и длиной 140 метров. Тему этого гобелена несомненно навеяли ужасные события тех лет, а возможно и чувство вины Людовика за умершего в плену отца.

Анжерский Апокалипсис

Говорят, что импульсом к созданию гобелена послужил старинный манускрипт, который Карл V одолжил своему младшему брату. Сюжеты миниатюр из рукописных комментариев к Откровению Иоанна Богослова сначала перенесли на картон, а потом выткали из шелка и шерсти. Над огромным ковром трудились 35 ткачей в течение 7 лет, работа была завершена в 1382 году. До нашего времени дошли 70 сцен из 105-и, и ныне они выставлены в специально оборудованном помещении под стенами Анжерского замка.

Вот несколько сюжетов ковра Апокалипсиса. В каждой сцене, как наблюдатель присутствует святой Иоанн Богослов от лица которого идет рассказ. Описания под фотографиями даю по тексту, где представлены все сохранившиеся сюжеты.

1. «…двадцать четыре старца падают пред Сидящим на престоле, и поклоняются Живущему во веки веков»


Стан святых (cтарцы, распростёршиеся ниц перед Сидящим на престоле). Великая небесная литургия продолжается поклонением Богу 24-х старцев. Слева святой Иоанн размышляет над видением, а Старцы выглядят молящимися. 24 старца в Апокалипсисе трактуются по разному: патриархи, пророки, апостолы.


2. Христос с мечом. Перед тем, как получить откровение, святой Иоанн Богослов опустился в молении перед Христом.

Христос восседает в центре перед семью золотыми подсвечниками со свечами, символами семи церквей.  В величественном изображении Сына Человеческого его длинные одежды указывают на священство, золотой пояс вокруг груди олицетворяет царство, а белые волосы символизируют жизнь Сына Человеческого во веки веков, его бессмертие как Сына Божия.


3. «…и вот, конь бледный, и на нем всадник, которому имя «смерть»; и ад следовал за ним»

Снятие четвёртой печати : конь бледный и смерть. Снятие четвёртой печати открывает видение всадника Смерти на бледном коне — предсказанное последствие войны и голода. Сцена необычайно живоподобна — бесплотный скелет и прекрасная лошадь под ним.


4. «Третий Ангел вострубил, и упала с неба большая звезда…»


Третий ангел вострубил: Звезда Полынь. Огонь низвергается с небес на воды. Но бедствие меняется. Огненная гора становится Звездой Полынь и отравляет источники вод. Чистая вода — источник жизни человека — стала горька. Это символ как физического так и духовного страдания, затронувшего всех людей.


5. «Пятый Ангел вострубил, и я увидел звезду, падшую с неба на землю, и дан был ей ключ от кладезя бездны.»


Пятый ангел вострубил: саранча. Некоторые толкователи утверждают, что звезда, упавшая с небес на землю — это падший ангел, другие считают его князем мира, самим Сатаной. У него ключи от мира и с разрешения Господа он открывает ворота Преисподней и выпускает огромное облако дыма. (Ключ виден слева от всадника, рядом изображена звезда). С дымом выходит саранча и набрасывается на нечестивых. Святой Иоанн видит этих животных в виде покрытых попоной коней с мордами коронованных мужчин, женскими волосами, львиными зубами и хвостами скорпионов. Всадник на одной из демонических лошадей — есть Ангел Бездны. Он изображён с крыльями летучей мыши — так традиционно изображают Сатану в средневековой иконографии. (Существует мнение, что в этом образе представлен английский король Эдуард III)


6. «Так видел я в видении коней и на них всадников, которые имели на себе брони огненные, гиацинтовые и серные; головы у коней — как головы у львов…»


Армия всадников. К душевным мучениям, вызванным пятой трубой, добавляется физическое истребление. Несмотря на упрощение этой сцены, мастер великолепно передал движение, которым наполнена вся сцена — это выражено в изображении всадников на первом плане. Искусствоведы полагают, что эта сцена — самая выразительная. Живоподобно переданы головные уборы, одежды XIV века, позы всадников. Лошади изображены с львиными мордами. На заднем плане очень хорошо сохранились цвета, которые значительно выцвели на первом плане. Мастеру особенно удалась эта часть гобелена.


7. «И стал я на песке морском, и увидел выходящего из моря зверя с семью головами и десятью рогами…»


Зверь, выходящий из моря. Толкователи Священного Писания верят, что Зверь, выходящий из моря, представляет Антихриста, проявляющегося в политической власти в пику Церкви. Этот Зверь похож на Дракона — о семи головах, десяти рогах и десяти диадемах. Сатана даёт ему власть — в руках у зверя скипетр.


8. «…и поклонились зверю, говоря: кто подобен зверю сему? и кто может сразиться с ним?»


Поклонение Зверю. Поклонение, которое в свою очередь получает Зверь, ознаменовано провокационным возгласом: «Кто подобен Зверю?». Это пародия на призыв святого Михаила: «Кто подобен Богу?» Сатана даёт Зверю огромную силу и тот, с попущения Бога, завоюет христиан физически, но в то же время сделает из них мучеников и святых.


9. «…напиши: отныне блаженны мертвые, умирающие в Господе»


Сон справедливых. Те, кто не поддался обману Зверя, те, кто умерли для греха, будут спасены, как только закончится их земная жизнь, даже до всеобщего Страшного суда. Эти слова возвещает ангел с поясом слева. Тела семерых справедливых возлежат на двух больших смертных ложах, они изображены детально и реалистично. Их спасённые души в образе младенцев на облаке увенчаны звёздами, их уносят ангелы на белом покрывале. Святой Иоанн наблюдает за сценой и записывает увиденное.


10. «подойди, я покажу тебе суд над великою блудницею, сидящею на водах многих…»


Блудница, восседающая на водах.Один из ангелов, выливающих чаши, ищет святого Иоанна, чтобы разъяснить ему главный символ Откровения, рассказать о блуднице, чьё имя написано у неё на челе: «тайна, Вавилон великий, мать блудницам и мерзостям земным». Вавилон Великий Город стоит на великом и бурном потоке людей, народов и языков. Он суть блудница, верховодит народами и людьми и вовлекает их в свои ошибки и пороки. Очевидно, что это языческий Рим со всеми его будущими гонениями, политическими и религиозными. В этом Рим всегда был прообразом и примером.
Интересно, что святой Иоанн в большинстве сцен наблюдает за происходящим, стоя под балдахином, в этом сюжете он по какой-то причине подходит ближе, видимо, это изображение того, что ангел толкует ему смысл Вавилонской блудницы.


11. «…горе, горе тебе, великий город Вавилон, город крепкий!»


Падение Вавилона. И снова провозглашается падение Вавилона, потому что он стал пристанищем бесов и приютом всякой нечестивой души и клеткой для каждой нечистой и ненавидимой птицы.


12. «И схвачен был зверь и с ним лжепророк…: оба живые брошены в озеро огненное, горящее серою»


Звери брошены в огненное озеро. Звери и все, кто идут с ним, повергнуты в озеро огня: одновременно символ их вечного проклятия и уничтожения того, что они натворили. Поза Христа, который ранит врагов, его волосы, развевающиеся на ветру, белоснежность его одежд и белизна коня под ним указывают на блестящую победу над Зверями.


13. «И я, Иоанн, увидел святой город Иерусалим, новый, сходящий от Бога с неба»


Новый Иерусалим. Книга Откровения намеренно останавливается на видении Нового Иерусалима. Это Церковь, которую мы видели на предыдущих сценах, показана в своём вечном, а не временном аспекте. Она становится домом избранных вместе с Богом. Это место утешения, где сам Господь утрёт слёзы горя и напитает их жажду из фонтана воды живой, которая есть Христос, Альфа и Омега, начало и конец всего. На сцене изображён прекрасный город, он парит в воздухе без всякой опоры, над землёй и над водой. Таким образом подчёркивается горняя природа Нового Иерусалима, вновь сошедшего с небес, от Бога. В верхней части сцены мы видим Христа, он говорит со святым Иоанном, повелевает ему записать увиденное:
   И сказал Сидящий на престоле: се, творю все новое. И говорит мне: напиши; ибо слова сии истинны и верны.
   И сказал мне: совершилось! Я есмь Альфа и Омега, начало и конец; жаждущему дам даром от источника воды живой.


14. «Говоривший со мною имел золотую трость для измерения города и ворот его и стены его»


Измерение Нового Иерусалима. В этой сцене опять один из ангелов с семью чашами побуждает святого Иоанна созерцать другую жену, чьё аллегорическое имя Новый Иерусалим, а не Вавилон, сие город, который благословен, а не проклят. Для Бога это невеста Агнца, для человека это Святой город. Его красота ослепляет пророка. В этой сцене мастер опускает детали и сосредотачивается не на описании, а на движении. В центре композиции мы видим ангела, который держит золотую трость, чтобы измерить Новый Иерусалим, символ вечной прочности.


Ковер Апокалипсиса — это старейший французский гобелен и пожалуй наиболее впечатляющая достопримечательность древнего Анжерского замка, расположенного в 300 км от Парижа во Франции.

Источник

Жанна Патахонова

Блог Жанны   Стиль жизни   Бизнес



Закладка Постоянная ссылка.

Обсуждение закрыто.